АЛЕНА ЛАСКОРОНСКАЯ (hinhilla) wrote,
АЛЕНА ЛАСКОРОНСКАЯ
hinhilla

Category:
  • Music:

КАК И ОБЕЩАЛА...

...ЕЩЕ ОДИН НЕмой пост.



"...Что касается меня, то я опять гляжу на Вас, а Вы глядите на него, а он глядит в пространство..."(с) Б.Окуджава

СЛЕПЫЕ


…Начинало смеркаться. Она щелчком отправила обжигающий фильтр в урну. Мимо. И кинула свой взгляд на раскрытое окно третьего этажа. Знала, что увидит, наблюдала за этим не первый день, всё до мельчайших подробностей, каждый жест... В эту же минуту в проёме появилась Лёлька и почти автоматическим движением захлопнула створки (сперва нижнюю щеколду, затем верхнюю), неплотно прикрыла форточку, задернула занавески, и через пару секунд включился свет. Маня, а именно так звали маленькую щуплую фигурку под окном, которую чаще путали с мальчиком-подростком, вновь прикурила сигарету и, зашагала было к метро, но остановилась. Она увидела, как к парадной подходит... Маня ненавидела её, ненавидела за то, что та есть, за то, что та подходит к ЭТОЙ парадной, за то, что войдёт и поднимется на третий этаж, за то, что всё это проделает спокойно и уверенно, тогда как у неё самой так колотится сердце. Колотится, с тех самых пор, как полчаса назад в эту парадную вбежала Лёлька. Весёлая. С букетом смешных полевых ромашек...
…Лёлька вбежала в квартиру, на ходу сбрасывая туфли и напевая что-то про ромашки. С того момента, как позвонила Женька и сказала, что зайдёт, она летала... Подлетела к старушке, купила у неё ромашки и понеслась опять, к дому. Туда где она предложит кофе той, чей звонок окрылил её. В первую очередь она поставила ромашки в воду и провальсировала с вазой в комнату. Именно провальсировала - раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три… Захватила с тумбы у кровати чашку с недопитым утренним кофе и на кухню - раз-два-три, раз-два-три.., намолола свежего - раз-два-три.., а затем, с чувством выполненного долга - в ванную. Выйдя из ванной, она подошла к окну и захлопнула его...
…У Женьки в сердце бушевал пожар. С Лизой они созванивались не часто, но и не редко. Скорее "созванивались" тут не совсем подходит, а точнее совсем не подходит, Женька каждый раз звонила ей, что бы сказать о своих чувствах, объяснить ей, что это не попсня (любимое Лизкино слово), а вполне серьёзно. Она любила, это факт но услышав насмешливый голос Лизаветы, робела, и разговор ограничивался: « - как погода? (это при расстоянии в два квартала) - по-разному - как настроение –нормальное - что делаешь? - всё помаленьку - ну пока? - пока...»
Сегодня свершилось! Лизавета идёт с ней в кино! Женька в возбуждённом состоянии позвонила Лёльке. Лёлька – друг. Лёлька посоветует. Лёлька даст ей силы для решающего шага...
…Звонок в дверь. Лёлька стремглав бросилась в прихожую, но, остановившись у зеркала, оглядела себя с ног до головы и, подмигнув своему отражению, открыла двери.
- Привет, - последовал "чмок" в щёчку, - Прекрасно выглядишь, - последнее было сказано уже в позе расшнуровывания кроссовок.
- Привет, кофе будешь? - обратилась Лёлька к затылку, который сводил её с ума. Казалось, ей потребовалось всё самообладание, что бы не дотронуться до него.
- Ага, - донеслось снизу, и уже выпрямившись, Женька добавила: - Ты же знаешь, я никогда не откажусь. Твой кофе бесподобен, - (и, проходя на кухню) - ток я не надолго.
По лицу Лёльки пробежала тень.
- Спешишь? - спросила она как можно равнодушнее. Лёлька умела собой владеть.
- Прикинь, Лизавета согласилась на премьеру со мной сходить!
Лёлька терпеть не могла Лизку. Эта рыжая бестия окромя огненной шевелюры на голове, в самой голове ничего не держала, даже мозги.
Сделав глубокий вздох, Лелька прошла на кухню.
- Если я сегодня не объяснюсь, я не сделаю этого никогда, - сказала Женька и добавила, выделяя четко и громко каждый слог: - Ни-Ког-Да! Что? Что мне сказать, чтобы она услышала-поверила?
- Ты считаешь, что дело в неверии?
- Конечно! Надо только доказать-убедить.
- Ну, тогда «Элементарно, Ватсон!» - Не пытаясь даже скрыть сарказм, ответила Лелька: - Начни со сладкого Пушкина, бухнись на колени и разбавь хулиганистым Есениным, затем, с молящим взором и заламыванием рук, процитируй, с воем, Цветаеву, закончить можешь, вскочивши в позу «памятник Ленину», Земфировским «Моей огромной любви хватит на нас с головою».
Лелька с дымящимся кофе развернулась к Женьке: - Все! Она твоя!
Впервые Лелька не владела собой, произнося эту тираду на одной ноте, жестко и цинично. Увидев удивленный Женькин взгляд, она опустила глаза и уже тихо добавила: - Монолог пажа из Шекспировской Двенадцатой Ночи, тоже звучит неплохо.
- Эх, Лелька! Не влюбленная ты. Потому тебе меня и не понять, - вздохнула Женька. Кофе уже не хотелось. Вскочив из-за стола, добавила, - побегу я. Не хватало мне еще на первое свидание опоздать, - и, чмокнув подругу куда-то в ухо, поспешила в прихожую…
…Лелька рванула следом, схватила Женьку в объятия, крикнула «не пущу!», и целовала, целовала, и все тише и тише – «не пущу…не пущу…».
…Звук Женькиного голоса вытряхнул ее из казавшегося таким реальным образа.
- Все, пока, - сказала Женька и захлопнула за собой дверь.
Стон. Он вырвался откуда-то из недр. Стонала душа, стонало тело. Лелька вошла в комнату, взглянула в зеркало и, схвативши вазу с ромашками, швырнула ее в свое отражение… Женька, уже спустившись до первого этажа, услышала звон разбитого стекла и, ухмыльнувшись - «опять соседи буянят», - выскочила наружу.
…Лизавета почти не слышала Женьку, идущую рядом. Все ее внимание привлекла девушка-подросток, курившая у входа в кинотеатр. Пару раз она уже встречала ее в клубе. «Хороша, чертовка!» - любуясь девушкой, подумала Лизавета, - «Как же ее зовут? Кажется, Маня… да, Маня…»
…Маня заметила приближающуюся пару. Она щелчком отправила обжигающий фильтр в урну. Мимо.
Tags: Та что рядом...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments